<< Главная страница

ГЛАВА 8




Сержант Фред Хесс, из отдела по расследованию убийств, был низеньким толстячком с кустистыми бровями и холодными глазами и производил впечатление пытливого и настороженного человека. Через час после ухода Хармаса Хесс в сопровождении Лепски вошел в палату и направился прямо ко мне.
- Мистер Карр, я Хесс из городской полиции. Отдел по расследованию убийств, - сказал он голосом, похожим на звук пересыпаемого гравия. - Доктор Саммерс говорит, что вы еще не можете дать показания по всей форме, но я надеюсь, вы ответите на несколько вопросов.
- Я в полном порядке, - ответил я. - У доктора Саммерса самые лучшие намерения, но он поднимает шум из-за пустяков.
Это понравилось Хессу, и он слегка усмехнулся, потом пододвинул стул и уселся возле кровати. Лепски отошел к окну и вынул записную книжку. У меня было достаточно времени, чтобы в деталях обдумать свою версию, так что я чувствовал себя довольно уверенно.
- Ладно, мистер Карр, тогда, может, вы расскажете нам о колье. Хармас сказал, что убийцам досталась подделка. Это верно?
- Если колье там нет, значит, они унесли поддельное.
- Они поймут, что унесли подделку?
- Нет. Она одурачит кого угодно, кроме лучших экспертов. Но чтобы все стало на свои места, лучше начать все сначала.
Он прищурясь посмотрел на меня, потом согласно кивнул головой.
Я рассказал ему, как миссис Плессингтон пожелала иметь колье, как я заказал стеклянную модель, чтобы она смогла определить, понравится ли ей композиция. Я объяснил, что Сидни хотел продать копию после того, как она забрала колье, но я решил сохранить ее у себя в качестве сувенира, как память о своей крупнейшей сделке. Я уплатил Сидни за копию три тысячи долларов. (Первая ложь.) Затем я рассказал Хессу об азартной игре миссис Плессингтон и о том, как, ударившись в панику из-за проигрышей, она попросила Сидни продать колье. Я объяснил, почему сделку пришлось держать в секрете и как мы с Сидни надумали переделать колье в ожерелье. Для предотвращения возможной огласки Сидйи решил работать над колье дома.
- Но Сидни боялся использовать настоящее колье для работы, и я предложил воспользоваться имитацией. Потом, для уменьшения риска, он предложил положить настоящее колье в мой сейф.
- Одну минуточку, мистер Карр, - перебил меня Хесс. До сих пор он сидел молча, сохраняя на лице бесстрастное выражение. - Я хотел бы выяснить один вопрос. Мы осмотрели оба сейфа. Ваш и мистера Фремлина. Сейф мистера Фремлина значительно лучше. Он подключен к сигнализации в полицейском управлении, а ваш нет. С чего бы это мистер Фремлин решил, что безопаснее держать колье у вас?
Я ожидал этого вопроса и заранее приготовил ответ:
- Сидни нервничал. Он считал, что вряд ли какому-нибудь вору вздумается искать в моем сейфе что-нибудь стоящее, тогда как его сейф мог привлечь внимание воров.
- Ага, - Хесс почесал нос. - Нервничал? То есть боялся, что к нему могут забраться?
- Он заплатил за колье свои собственные деньги. Хотя он и застраховал колье, но все же хотел уменьшить риск.
- Я спрашивал не об этом, мистер Карр. Он нервничал?
- Да.
- Тогда почему же он не запирал входную дверь?
- Он вечно забывал ключи. Его слуга подтвердит это. Он не боялся оставлять дверь незапертой, так как дверь подъезда всегда на замке.
- А вот в вечер ограбления ее не заперли. Почему?
- Не знаю. Когда я пришел в одиннадцатом часу, дверь была заперта. Мне пришлось звонить Лоусону, ночному дежурному, чтобы он ее открыл. Клод, слуга мистера Фремлина, как раз уходил домой. Мы с ним перекинулись парой фраз. Лоусон вернулся к себе в дежурку. Может, он забыл запереть дверь после ухода Клода.
- Лоусон утверждает, что не поднимал предохранитель замка. Так что, когда Клод захлопнул за собой дверь, замок сработал автоматически, - сказал Хесс.
- Но ведь не сработал! Иначе как могли войти те двое?
- Угу, - наморщив лоб, Хесс опустил взгляд на руку. - Лоусон услышал выстрел и выглянул из дежурки в тот момент, когда убийцы убегали. Они держали револьверы в руках. Лоусон не герой. Он спрятался, но все же успел их рассмотреть. - Помолчав, он добавил: - Когда человек испуган, на его свидетельство, скорее всего, нельзя положиться. Я хотел, чтобы вы описали двоих грабителей.
- Не воображайте, будто я не был испуган, - сказал я. - Все случилось так быстро. Дверь распахнулась, и те двое ворвались в гостиную, вопя во все горло. Я как раз шел в ванную за аспирином, так что наткнулся прямо на них. Мужчина ударил меня револьвером, и я упал.
Продолжая рассказ, я описал, как Сидни бросился на мужчину, как женщина выстрелила в него, а потом, когда я подполз к Сидни, оглушила меня.
- Так это сделала женщина? Она застрелила Сидни и ударила вас?
- Да.
- Мужчина был ранен?
- Сидни порезал ему руку кинжалом.
- Угу. Мы знаем группу крови с кинжала.
Он говорил небрежно, но от его слов у меня мороз пошел по коже. Группа крови! Это был важный факт в случае уличения Фела, если он попадется.
- Давайте вначале займемся мужчиной, мистер Карр. Вы сумеете описать его?
- Он плотного телосложения, ростом примерно с вас. (Вторая ложь.) На нем был битловский парик и зеркальные очки. Одет в красный пиджак с черными накладными карманами. - Я с усталым видом приложил руку к голове. - Вот и все, что я запомнил.
Он потер кончик носа.
- Лоусон утверждает, что мужчина, наоборот, был высоким, около шести футов, и худой.
Больше всего я рассчитывал на путаницу в показаниях.
- У меня сложилось другое впечатление.
- Так, - Хесс вздохнул, - похоже, в таких случаях свидетели всегда не сходятся в своих описаниях. Но парик, пиджак и очки, здесь все совпадает, - он пожал плечами. - Ну а как насчет женщины?
- Она как-то не очень мне запомнилась. Я только обратил внимание на большие зеркальные очки. Они закрывали ей пол-лица. Кажется, она была крупной и довольно мощного телосложения. У меня создалось впечатление, что ей около сорока пяти лет. На ней были красные брюки, а волосы спрятаны под косынкой.
Открылась дверь, и вошел доктор Саммерс.
- Я думаю, сержант, на сегодня хватит, - твердо сказал он. - Я же предупредил - не больше двадцати минут.
- Да-да, - Хесс встал. - Ну что же, спасибо, мистер Карр, отдыхайте. Спасибо за помощь. Мы еще встретимся.
Он вышел из палаты вместе с Лепски.
Доктор Саммерс пощупал мой пульс и, посоветовав мне вздремнуть, тоже ушел. После его ухода я перебрал в памяти разговор с Хессом. Пока все хорошо. Мне только не понравилась новость о группе крови, но тут я ничего не мог поделать. Я знал, что моя судьба зависит от того, останутся ли на свободе Рея и Фел. Я не представлял, как их можно обнаружить, разве только Рея попытается продать колье.
После ленча пришла медсестра и сообщила, что меня хочет навестить мисс Бакстер.
- Вы в настроении принять еще одного посетителя? - спросила она с понимающей улыбкой.
Я был в настроении.
Вошла Дженни с букетом красных роз и корзинкой винограда. Остановившись возле кровати, она внимательно смотрела на меня. В глазах ее было сияние, от которого у меня забилось сердце. Ее волосы были уложены в аккуратную прическу. Одетая в темно-синюю юбку и белую блузку с оборочками, она показалась мне восхитительной.
- Как ваше здоровье, Ларри?
Я широко улыбнулся.
- Мы поменялись местами. Розы и виноград тоже. Как ваша лодыжка?
- Сносно, - она пододвинула кресло и села возле меня. - Скажите, как вы себя чувствуете?
- Теперь, когда вы здесь, - отлично. - Я протянул руку и она взяла ее. - Дженни, как чудесно, что вы пришли. Где вы остановились?
- О, в маленьком отеле. Когда я прочитала о вас в газете, то просто не могла не приехать.
- Страшное дело, - сказал я. - Сидни был моим другом. Просто не могу поверить, что его нет.
- Надо стараться не думать об этом. От таких мыслей никакого толку. Ваше дело - поскорее выздороветь.
- Правильно. Помните, как я позвонил вам в тот вечер, когда все случилось? Я думал, что прощаюсь с вами. Странно, как иногда все получается.
Она кивнула.
- Врач велел не утомлять вас. Надо идти. - Она встала.
- Эй! Подождите! Вы же только пришли.
- Я хотела только повидать вас. Принести завтра чего-нибудь?
- Сядьте, ради Бога! Я хочу с вами поговорить. Вы надолго приехали в Парадиз-Сити?
- На два или три дня.
- Только не говорите мне, Дженни, что с такой ногой вы уже будете работать.
- Нет, не могу, но... - Она улыбнулась. - Мне не по средствам здесь оставаться. Это, наверное, самый дорогой город в мире.
- Это точно, - я помолчал, глядя на нее. - Я не знаю, сколько мне еще придется здесь лежать. Можно мне попросить вас об услуге?
- Конечно, Ларри.
- Выезжайте из отеля и перебирайтесь на мою квартиру.
Ее глаза расширились.
- Как можно!
- Это деловое предложение. Мне нужен человек, который присматривал бы за квартирой, отвечал бы на телефонные звонки, приводил почту в порядок. Два раза в неделю ко мне приходит уборщица, но если ее не контролировать, она ничего не делает. Вы можете занять вторую спальню. Я плачу старательной экономке сто долларов в неделю. Вы сделаете мне одолжение, поселившись там.
Поколебавшись, она отрицательно покачала головой, но я продолжал:
- В обязанности экономки входит также ежедневное посещение меня, чтобы я не чувствовал себя таким заброшенным и одиноким.
Она улыбнулась.
- Хорошо, Ларри, но я не приму платы. У меня есть свои деньги. Иначе я не согласна.
Вошла медсестра-блондинка.
- Мисс Бакстер, мистеру Карру пора отдохнуть, - сказала она, одаряя Дженни милой улыбкой.
- Сестра, будьте так добры, передайте мисс Бакстер ключ от моей квартиры, - попросил я. - Его брал мистер Хармас. К этому времени он его уже наверняка вернул.
- Да, вернул.
Сестра посмотрела на Дженни, перевела взгляд на меня и едва заметно плутовато улыбнулась.
- Идемте со мной, мисс Бакстер.
Дженни потрепала меня по руке.
- Я приду завтра, - она вышла из палаты вслед за медсестрой.


На другое утро, вскоре после визита доктора Саммерса, ко мне явился неожиданный посетитель. Я был в подавленном настроении, так как Саммерс сообщил мне, что придется полежать в клинике еще, по крайней мере, три недели. Даже после выписки мне следовало беречь себя и не слишком переутомляться. Моим неожиданным посетителем был Том Люс. Он вошел в палату, больше чем всегда смахивая на бульдога, правда, бульдога, одетого в безукоризненный костюм. На его лысине блестели капли пота.
Мне редко приходилось иметь с ним дело, так как я работал с Сидни, но знал его как сурового и надежного человека, финансового волшебника. Он уселся возле меня.
- Ну вот, Ларри, - начал он. - Я огорчен, что нахожу тебя в таком положении. Какой ужасный случай! Бедный Сидни. Вчера мы его похоронили. Публика была замечательная. Присутствовали все, имеющие хоть мало-мальский вес в городе. Я велел положить на видном месте венок от твоего имени.
Я внутренне поежился, благодаря Бога, что меня там не было.
- Спасибо, Том. Страшное дело. Я все еще не могу поверить, что его нет.
- Да, - Люс покачал головой. - Я говорил с доктором Саммерсом и из его слов понял, что ты выведен из строя, по крайней мере, на три или четыре недели. Ты можешь предложить кого-нибудь до твоего возвращения?
Я уже думал над этим вопросом.
- Вам понадобится дизайнер и ассистент для помощи Терри. Мне известно, что Ганс Клох хочет перейти на новое место. Он хороший дизайнер, не такого уровня, как Сидни, конечно, но тоже подходящий. Почему бы не написать ему. Он работает у Вернера, в Антверпене. Есть еще Пьер Мартин. Он работает у Картье, в Лос-Анджелесе. Думаю, он ухватится за такую возможность.
Люс сделал пометки в записной книжке.
- Я сейчас же свяжусь с ними. Терри и мисс Барлоу очень перегружены, - он снова сделал паузу, потом сказал: - Ларри, тебе следует узнать сразу, что теперь ты - старший партнер.
- Старший партнер? - я удивленно уставился на него. - Ты хочешь сказать, Том, что предлагаешь мне партнерство?
- Партнерство я предложил бы тебе так или иначе, но Сидни завещал тебе все свои вклады, а это автоматически делает тебя старшим партнером и без моего согласия. Я в высшей степени рад этому, Ларри. Я не желал бы себе лучшего партнера.
Я почувствовал, как по моему позвоночнику прошлась ледяная волна.
- Том, о чем ты говоришь! Я не понимаю...
- Я читал его завещание. В нем упоминается несколько лиц, но основная часть состояния, а оно достаточно значительно, переходит к тебе.
- Ко мне?! - у меня сорвался голос.
- Да. Я захватил копию завещания и опись имущества. Как тебе, вероятно, известно, я ведал всеми его делами. Сидни был очень привязан к тебе, Ларри. Как он пишет в своем завещании, ты станешь его достойным преемником. И тут я с ним согласен.
Я ничего не мог поделать. Я ослабел от болезни и плохо владел собой. Закрыв лицо руками, я заплакал, сотрясаясь в рыданиях. Как я ненавидел себя! Ведь именно я был прямым виновником его гибели! Если бы не моя затея украсть колье, Сидни до сих пор был бы жив. И в ответ на мое предательство он оставил мне все свое состояние.
Вошла сестра. Взглянув на меня, она сразу же погнала Люса из палаты. Потом позвала доктора Саммерса. Следующее, что я почувствовал, был укол в руку, и я погрузился в благословенное забытье.
Остаток дня я провел под действием снотворного. Придя на следующий день, доктор Саммерс сообщил, что отменил на три дня все визиты. Нельзя допустить моего вчерашнего эмоционального срыва.
В некотором отношении я был рад этому. Хотя я знал, что буду скучать без Дженни, но зато это давало мне возможность без помех обдумать свое будущее.
Я прочитал завещание Сидни.
Он оставлял свою прекрасную коллекцию фарфора Тому Люсу. Клод получил сто тысяч долларов. Его секретарь и мисс Барлоу по десять тысяч каждая. Терри достались личные ювелирные украшения Сидни. Остальное имущество отходило ко мне.
Люс составил опись имущества Сидни. Его акции оценивались в сумму примерно в полтора миллиона долларов. Опись включала пентхаус и множество ценных картин, в том числе и картину Пикассо, "роллс-ройс" и все содержимое пентхауса, и я знал, что это включает и колье миссис Плессингтон. Прочтя список до конца, я был поражен. Потом сказал себе, что никак не могу принять все это, иначе не буду жить в мире с самим собой до конца дней. Так я считал в течение нескольких часов, пока не сообразил, что отказаться не столько трудно, сколько опасно.
Поразмыслив еще некоторое время, я начал убеждать себя, что не несу ответственности за смерть Сидни. Разве я не предупреждал Фела о том, чтобы он не заряжал оружие? Откуда мне было знать, что Рея до такой степени порочна, что не остановится перед убийством. Разве я сам не пострадал?
Лишь по чистой случайности она не убила меня. Я был уверен, что Рея сознательно хотела меня убить. Ведь она слышала, как я предупреждал Фела не бить меня по голове.
К концу второго дня непрестанных раздумий я начал сознавать, что означают для меня деньги Сидни. Я богатый человек. Я старший партнер лучшей и старейшей фирмы в Парадиз-Сити. Если я пожелаю, я смогу переселиться в пентхаус. А почему бы и нет? Я внесу кое-какие изменения, но этот пентхаус один из лучших в городе. Я частенько мечтал иметь такой же.
Я даже попрошу Клода, не согласится ли он и дальше заботиться о моей квартире. Я понятия не имел, сколько ему платил Сидни, но если он был по средствам ему, то теперь он по средствам мне. Потом мои мысли переключились на Дженни. Не жениться ли мне на ней? Согласится ли она? Мы знали друг друга совсем недолго. Но меня влекло к ней, а она, понятное дело, не приехала бы в Парадиз-Сити, если бы не испытывала подобных чувств ко мне. Врач рекомендовал мне после выхода из клиники отправиться в длительное морское путешествие. Это казалось самым подходящим решением вопроса. Я попрошу Дженни поехать со мной. Мы сможем лучше узнать друг друга. Эта мысль очень понравилась мне. Мне захотелось как можно скорее увидеть Дженни.
Едва только доктор Саммерс вошел в палату, я попросил его об этом.
- Разумеется, я попрошу медсестру позвонить мисс Бакстер.
Когда сестра принесла ужин, я попросил дать мне газеты. Мне было интересно знать, что пишут об убийстве Сидни и обо мне. После недолгой задержки, вызванной тем, что, скорее всего, она ходила за советом к доктору Саммерсу, мне принесли последние выпуски "Парадиз-Геральд".
- Мы не беспокоили вас почтой, мистер Карр. В настоящий момент у нас набралось около двух мешков писем от ваших друзей и знакомых. Мисс Бакстер разбирает их у вас дома.
Я поблагодарил ее и принялся за чтение. В репортаже о событиях того рокового вечера сообщалось, что двое неизвестных вооруженных людей ворвались в квартиру Сидни, когда мы работали над эскизами бриллиантового ожерелья. Репортер писал, что я пытался оказать сопротивление, но получил сокрушительный удар в лицо и потерял сознание. Сидни же, бросившись на мужчину с ножом, был застрелен женщиной. Оба бандита скрылись, прежде чем поднялась тревога. В момент бегства их заметил привратник. И дальше репортер привел подробное описание внешности преступников. Он добавил, что полиция отказалась сообщить, похищено ли что-либо преступниками.
Это озадачило меня так же, как и репортера. Почему никто не упомянул о колье?
Заголовки во вчерашнем номере газеты подействовали на меня ошеломляюще.

"ЭКСПЕРТ ПО БРИЛЛИАНТАМ НАСЛЕДУЕТ МИЛЛИОНЫ ФРЕМЛИНА"

Моя фотография красовалась на газетной странице рядом со статьей, в которой сообщалось, что я проработал у Сидни пять лет. Я являюсь одним из лучших в мире специалистов по бриллиантам, и теперь, получив миллионы Фремлина, я стал старшим партнером фирмы "Люс и Фремлин". Репортер упоминал о моем обручении с Джуди и о том, как, по совету знаменитого психиатра доктора Мелиша, я поехал в Луисвилл, где работал среди бедняков, как вернулся в Парадиз-Сити и теперь, в результате смерти Фремлина, стал его преемником. Я читал и перечитывал репортаж, чувствуя, как паника все больше охватывает меня. Прочтут ли этот репортаж Морганы? В течение нескольких минут я испытал тошнотворный страх, потом овладел собой. Что они могут со мной сделать? Выдав меня, они выдадут и себя. Рея не дура. Она должна понимать, что все это равносильно самоубийству. Но если их арестует полиция? Опасность таилась именно здесь! Если их поймают, они не станут молчать. В каком положении я окажусь тогда? Некоторое время я размышлял над этим. Располагая деньгами Сидни, я смогу нанять лучшего адвоката, поскольку с самого начала не делал тайны из того, где находится настоящее колье. Я буду отрицать все, что они скажут. Никакой суд присяжных, разумеется, не признает меня виновным. Ладно, пока их не поймали. Может, они уже покинули страну? У них оставалось больше тысячи моих денег. Этого достаточно, чтобы уехать в Мексику и найти там убежище.
Я был рад приходу сестры со снотворным.


Часов в десять утра в палату вошла Дженни с новым букетом роз. Она сообщила, что полюбила мою квартиру и отлично ладит с Сисси, моей цветной уборщицей, разбирает почту, и что вообще я выгляжу отлично.
- Я действительно чувствую себя лучше. Слушайте, Дженни, вы читали "Геральд"? Знаете, что Сидни завещал мне все свои деньги?
Она кивнула.
- Я очень рада за вас, но понимаю, что вы испытываете.
Мы смотрели друг на друга.
- Сначала я думал отказаться, но потом понял, что даже отказавшись от всех денег, я не верну Сидни.
- Вы не должны отказываться. Он хотел, чтобы все досталось вам.
- Да.
Я сообщил ей, что доктор Саммерс порекомендовал мне двухмесячное морское путешествие. По его мнению, мне необходимо взять компаньона, который заботился бы о том, чтобы я не переутомлялся.
Я глянул ей в глаза.
- Не согласитесь ли вы, Дженни, поехать со мной? С этим для вас будут связаны определенные хлопоты, но я предпочел бы ваше общество любому другому.
Она уставилась на меня, словно не веря своим ушам.
- Поездка дальняя, - продолжал я. - Южная Африка, Индия, Сайгон, Гонконг и Австралия. Что вы скажете?
- Вы серьезно?
- Конечно, серьезно.
- Ох, Ларри, с большой радостью. - В волнении она захлопала в ладоши, и я вспомнил, как она радовалась, когда в Луисвилле я пригласил ее поужинать в ресторане.
- Нужно подготовиться. Недели через четыре я смогу ехать. Купите себе одежду, но не забывайте, что я очень богат. Все счета отсылайте в мой банк. Повидайте Тома Люса. Он обеспечит вам кредит. Обратитесь в бюро путешествий. Пусть они приготовят расписание круиза, и мы вместе его обсудим. Заказывайте первый класс.
- Хорошо, я повидаю Тома Люса и наведаюсь в бюро путешествий сегодня же днем.
Я откинулся на подушку, чувствуя себя более или менее беззаботным и счастливым. Но это состояние длилось недолго.
После обеда мне нанесли визит сержант Хесс и Лепски.
- Один-два вопроса, если вы не возражаете, мистер Карр, - сказал Хесс, усаживаясь возле меня.
Я постарался взять себя в руки, готовясь услышать какую-нибудь неприятную новость.
- Я хочу кое о чем спросить вас, сержант, - сказал я. - Я читал газеты. В них ни слова не говорится о колье Плессингтонов. Для этого есть какие-то причины?
- Конечно. Если мы разгласим, что колье украдено, придется сообщить, что оно поддельное. Пока воры воображают, что у них настоящее колье, они будут стараться его продать. Мы предупредили всех крупных скупщиков бриллиантов в стране. Едва только они попробуют его сбыть, мы их сцапаем.
- Понятно. - Я подумал об алчности Реи. Хватит ли у нее безрассудства пойти на такой риск?
Хесс поерзал на стуле.
- Я слышал, мистер Карр, одно время вы работали в бюро опеки Луисвилла? Это верно?
У меня сильнее забилось сердце.
- Да, об этом писали в газетах. Здесь нет никакого секрета. После аварии доктор Мелиш посоветовал мне сменить обстановку и послал меня поработать с его племянницей, мисс Бак-стер. Почему вы об этом спрашиваете?
- Вам что-нибудь говорит имя Рея Морган?
Каким-то чудом мне удалось встретить его холодный проницательный взгляд, сохранив на лице безразличное выражение.
- Да. Мисс Бакстер сможет сказать о ней значительно больше, чем я.
- Вы встречались с этой женщиной?
- Да. Когда мисс Бакстер лежала в больнице, я поехал встретить Рею Морган после освобождения из тюрьмы и отвезти ее домой, так сказать в порядке опеки.
- Она знала, кто вы?
- Она знала мое имя.
- А она знала, что вы работаете у Люса и Фремлина? Вы сказали ей об этом?
- Нет. Она мне не понравилась. Мы едва обменялись парой фраз.
- Но она могла разузнать, кто вы такой?
- Вероятно, да. Но зачем это ей?
- Я стараюсь заполнить некоторые пробелы, мистер Карр.
- Разве Рея Морган имеет хоть какое-то отношение к этому делу? - я почувствовал, как у меня взмокли ладони.
- Мы начинаем так думать. Полиция Луисвилла получила рапорт от работника бензозаправочной станции "Калтекс", расположенной недалеко от Луисвилла. Он прочитал в газете описание убийц и позвонил сержанту О'Халлорену из городской полиции. По его словам, на прошлой неделе на него напал человек в битловском парике, в зеркальных очках и красном пиджаке с черными накладными карманами. Он угрожал ему игрушечным револьвером и очень нервничал. Служащий велел ему убираться, что тот и сделал. Служащий уже забыл об этом инциденте, но когда прочитал в газетах описание бандита, вспомнил, что несостоявшийся налетчик на бензоколонку был одет точно так же. О'Халлорен позвонил, и я в спешном порядке съездил в Луисвилл. Такое совпадение показалось мне странным. В Луисвилле появляется человек, похожий на убийцу, и вы тоже побывали там, мистер Карр. Вот мы с сержантом О'Халлореном и решили поискать кого-нибудь с уголовным прошлым, имевшего контакт с вами. Догадка, не больше, но полицейская работа и опирается на догадки. Так нам стало известно о Рее Морган. Подозрения усилились, когда мы узнали, что она живет вместе с братом. Вы встречали ее брата?
Мне пришлось облизать пересохшие губы, прежде чем ответить:
- Да. Он был дома, когда я привез ее.
- Вы ни разу не упоминали при них о своей профессии?
- Я в этом уверен.
Минуту-другую Хесс размышлял.
- У вас была машина?
- Да.
- Если бы им захотелось узнать о вас побольше, они могли проверить ваш регистрационный номер, верно?
- Но с какой стати? В конце концов, я для них был не более чем служащий бюро, который подвез ее до дома.
- Угу, - он помолчал, прежде чем задать главный вопрос: - Эти двое не могли быть теми, кто убил Сидни Фремлина?
Я выдержал паузу, словно вспоминая, и сказал:
- Не знаю. Все произошло так быстро.
- Вам не показалось, что человек, ворвавшийся в квартиру, фигурой был похож на Фела Моргана?
- Не думаю. Я ведь сказал, что мне он показался невысоким и плотным.
- Да-да, - нахмурясь, Хесс почесал себя за ухом. - Мы с О'Халлореном заглянули к ним домой. Они живут в настоящей лачуге. Дом оказался заперт, внутри никого не было. Мы порасспросили соседей. В последний раз их видели дня за два до убийства. Дорога сюда как раз заняла бы такой срок. Мы проверили все отели и мотели, расположенные в Парадиз-Сити и окрестностях, и кое-что обнаружили. Рея и Фел Морганы останавливались в отеле "Пирамида" и выехали в день убийства. Тамошний клерк опознал Рею по фотографии. Скажите мне одну вещь. Вы ведь встречались с ней, разговаривали. Способна ли она на убийство?
Я вспомнил лицо Реи в тот момент, когда она приготовилась ударить. Да, она прирожденная убийца.
- Это я не могу сказать, сержант, - сказал я охрипшим голосом. - Откуда мне знать.
- Угу... У нее чертовски интересное прошлое. По всей видимости, это дело их рук. Если обнаружится, что Морган ранен в руку, и группа крови сойдется, им крышка. - Он встал. - На них уже объявлен розыск. Они обязательно будут задержаны, это только вопрос времени. - Он кивнул Лепски, и они направились к двери. - Ладно, мистер Карр, не будем больше вас утомлять. Поправляйтесь. - Он вышел из палаты вслед за Лепски.
Я сам себе выкопал могилу, думал я. Как у меня хватило глупости дать Фелу свою маскировку, которой я уже пользовался при неудавшемся нападении на бензоколонку. Я сказал им воспользоваться перчатками и позаботился об алиби, но мне и в голову не пришло, что работник бензоколонки, запомнивший очки, пиджак и парик, сообщит в полицию о ночном визитере, и что полиция Парадиз-Сити связана с полицией Луисвилла. Прошло лишь несколько дней, пока я тешил себя уверенностью, что их невозможно найти, если они не попытаются сбыть колье, а полиция уже шла по их следам. Охота началась! Сколько она продлится? Когда их поймают, они заговорят.
Радио Парадиз-Сити передавало последние известия каждые два часа. Я превратился во внимательного слушателя. Стоило диктору объявить, что сейчас будут передаваться последние новости, как я замирал с гулко колотящимся сердцем. Я ждал сообщения об их аресте. Пока длилось ожидание очередной сводки новостей, я едва отвечал сестре. Еда оставалась нетронутой. Все мое внимание было приковано к стрелкам часов, которые медленно ползли, отмеряя время до следующей сводки новостей. Я понимал, что двухмесячный морской круиз придется отменить. Одна мысль о том, что я буду оторван от новостей, все время гадая, не попались ли они, в каждом порту ожидая появления агентов, которые пришли арестовать меня, сведет с ума.
Беспокойство не давало мне лежать в постели. На следующее утро, едва сестра вышла из палаты, я встал и принялся расхаживать взад-вперед. Сначала у меня подгибались ноги, но я упорно продолжал ходить, чувствуя, как движения возвращают мне силы.
Доктор Саммерс застал меня, стоящим у окна.
- Только не надо шума по пустякам, - сказал я. - Я хочу домой. Мне наплевать, как это отразится на моем здоровье. Если я погреюсь на солнышке у себя на балконе, мне будет только лучше. Торчать взаперти я больше не могу.
Неожиданно для меня он согласился.
- Хорошо, мистер Карр, я распоряжусь насчет санитарной машины. После обеда можете отправляться домой. Вечером я заеду посмотреть, как ваши дела. Будет хорошо, если сестра Флеминг поедет с вами и останется на несколько дней. Просто на всякий случай.
- Она мне не нужна. Мисс Бакстер побеспокоится обо мне.
В четыре часа того же дня я сидел на балконе своего дома. Когда туда зашла Дженни, неся чай, я объявил, что морской круиз на время отменяется. Удивление и разочарование, отразившиеся в ее взгляде, вызвали у меня только раздражение. Я то и дело посматривал на часы. Передача новостей должна была начаться через несколько минут.
- Но почему? - спросила Дженни. - Море было бы вам так полезно. Что заставило вас передумать?
- Я имею право передумать, - огрызнулся я. - Пора заняться делами. Нужно еще распорядиться об имуществе Сидни. Я теперь понял, что за два месяца на корабле я помер бы от скуки.
- Ах так, - она опустила взгляд на свои руки и покраснела. - Но я заказала вещи, Ларри, вы говорили...
- Ничего, все в порядке. Может быть, съездим попозже, кто знает. Оставьте их у себя. Вы это заслужили.
- Я не могу это принять, Ларри. Предполагалось, что я буду у вас секретарем...
- Не морочьте мне голову. Оставьте их себе. - Я снова взглянул на нее.
- Спасибо. - В ее голосе звучали холодные нотки. После долгой паузы она сказала: - Пожалуй, пора возвращаться в Луисвилл. Я уже совсем хорошо хожу. Думаю, и вы обойдетесь без меня. Правда?
Неожиданно я понял, что должен остаться один. Нужно проводить свое время в ожидании последних известий. И Дженни только мешала бы мне. Кроме того, если их поймают и они заговорят, я не хотел, чтобы Дженни была здесь, когда меня арестуют. Этого я не хотел бы в любом случае. Не глядя на нее, я сказал:
- Хорошо, Дженни, я понимаю. Вам так хочется вернуться к своей работе, как и мне к своей.
- Да.
- Хорошо, договорились, я... - Видя, что подошло время сводки новостей, я умолк. - Одну минуточку, хочу послушать последние новости.
Пока я слушал все тот же надоевший вздор про Никсона, Китай и Вьетнам, Англию и Общий рынок, Дженни встала и вышла в гостиную. Когда болтовня кончилась и об аресте не было сказано ни слова, я тоже вышел в гостиную. Дженни там не было. Поколебавшись, я пошел в комнату для гостей. Она укладывала вещи.
- Незачем так спешить, - неуверенно сказал я. - О чем вы думаете?
- Через час уходит автобус. Если я на него успею, то послезавтра буду уже в своем бюро. А мне это только и надо.
- Да, понятно... - Испытывая отвращение к самому себе, я вышел на балкон. Через двадцать минут она присоединилась ко мне.
- Берегите себя, Ларри, не переутомляйтесь.
- Спасибо, что вы меня выручили. Будем поддерживать связь.
Я не смел взглянуть на нее.
- Ведь вас что-то очень беспокоит, правда? - Она положила ладонь на мою руку. - Расскажите мне. Вдвоем лучше найти выход из трудного положения.
Как мне хотелось рассказать ей все. Но что толку! Чем она сможет помочь? Никто мне не сможет помочь!
- Все в порядке, Дженни, - сказал я. - Не опоздайте на автобус.
Она долго смотрела на меня, ее губы дрожали. Мне стало ясно, что она действительно меня любит. Но время для этого было упущено. Я отвернулся. Через секунду я услышал, как захлопнулась входная дверь. И тогда я понял, что окончательно остался один.


далее: ГЛАВА 9 >>
назад: ГЛАВА 7 <<

Джеймс Хэдли Чейз. Поцелуй мой кулак
   ГЛАВА 1
   ГЛАВА 2
   ГЛАВА 3
   ГЛАВА 4
   ГЛАВА 5
   ГЛАВА 6
   ГЛАВА 7
   ГЛАВА 8
   ГЛАВА 9
   ГЛАВА 10


На главную
Комментарии
Войти
Регистрация