<< Главная страница

Н.Каймачникова, А.Хомич. Послесловие переводчиков




Уважаемый читатель! Вы перевернули последнюю страницу, надеемся, увлекательной книги и наверняка хотите узнать наше мнение о знаменитом английском мастере остросюжетных произведений Джеймсе Хедли Чейзе. На самом деле его настоящая фамилия Рене Брабазон Раймонд. Родился он в 1906 году. К возрасту Христа, накопив писательский опыт и досконально изучив читательскую конъюктуру, выступил с дебютом, который сразу же заставил любителей детективного жанра признать его талант. Дебютом этим стал роман "Нет орхидей для миссис Блэндиш", появившийся на прилавках книжных магазинов в 1939 году.
Для Чейза, а иногда писатель выступал и под иными псевдонимами, характерна прежде всего запутанная интрига, которая в совокупности с простоватым юмором и легко узнаваемыми характерами героев, всегда приводила его многочисленные произведения к успеху. Достаточно сказать, что "Орхидеи..." были изданы во многих странах мира тиражом более 7 миллионов экземпляров.
Собственно говоря, детективами романы Чейза можно назвать с большой натяжкой: часто с самого начала повествования читателям известны и преступление, и преступник. Примером может служить хотя бы тот же "Гриф - птица терпеливая". Но как интересно следить за ходом действия, как захватывают дух неожиданные повороты! Автор прекрасно знает вкусы читателя: где необходимо - заставит сжаться сердце у чувствительных натур, в самый серьезный момент противоборства преступника и сыщика подпустит иронии, дескать, все, что вы читаете, не вполне серьезное занятие. Самое главное в романе - динамика, причем поданая скупыми, но точными деталями: писатель сразу вызывает у англоязычных читателей вполне конкретные и узнаваемые образы. Мы подчеркиваем, у англоязычного читателя, потому что столкнулись при переводе с некоторыми нюансами, которые не всегда правильно воспримет русский человек. Во-первых, слэнг американских "каменных джунглей". Попробуй догадаться, что такое "петь" по Чейзу. А это, всего навсего, платить шантажисту деньги. Или "петарда". Все знают, что это маломощный заряд, используемый железнодорожниками для экстренной остановки поезда. Читаешь у Чейза: "...Бакстон вытащил петарду из кармана и щелкнул затвором" и ничего не понимаешь... На самом деле Бакстон вовсе не собирался останавливать поезд в фешенебельном баре, а показал, что у него есть пистолет, - "пушка" на нашем, уже русском арго. Во-вторых, несоответствие идиоматических выражений в английском и русском языках. Но это, как говорится, наши трудности. Мы пытались подобрать эквивалент на родном языке, а когда не получалось, уж не обессудьте. В принципе, все люди грамотные, в конце концов из контекста догадаются.
Чем же заинтересовал нас Чейз? Как ни странно тем, что он гораздо нейтральнее социально и политически, чем многие другие зарубежные мастера детектива. В нашей стране, подверженной в последнее время митингам, съездам, забастовкам, межнациональным конфликтам, обыкновенный человек устал от политики. Черное стало белым, красное - черным, а у Чейза все совершенно ясно: этот человек несимпатичной наружности и с потливыми ладонями - преступник и убийца, а этот - с голубыми глазами и волевым подбородком, несомненно, положительный герой. Если героиня привлекательная блондинка, обязательно жди, что на нее охотится маньяк-убийца, а если у нее полнота и связанная с этим обстоятельством одышка, то, скорее всего, она верная жена, готовая пойти на преступление из неправильно понятого материнского чувства. Писатель не смакует зверских кровожадных деталей, если у него убивают, то "полицейский упал", а не "...он долго бился в конвульсиях, пока жизнь не вытекла из него на асфальт". У нас сложилось впечатление, что Чейз выстраивает персонажей своих романов как игрушечных солдатиков на плацу: справа "наши", слева - "неприятель". "Наши" в конце концов побеждают, хотя по ходу действия и попадают в ловушку, подстроенную коварным противником. Но писатель не скрывает, что все то, что он нам рассказывает, всего лишь сражение на паркете гостиной. Впрочем, у него, как и у остальных авторов остросюжетных творений, есть свои цели: первая, дать отдохнуть читателю от скуки; вторая и основная, показать, что одинокий герой способен уничтожить целую банду деклассированных элементов, отделавшись лишь парой кровоподтеков на подбородке. Вообще, культ героя-одиночки весьма развит "за бугром", и он не так плох, как это раньше было принято считать у нас. Дух индивидуализма привел запад к такому положению в мире, какого мы, коллективисты по воспитанию, сможем достичь лишь тогда, когда перестанем считать себя сталинскими винтиками и научимся ценить в каждом человеке личность. Понятно, вряд ли в той же Америке или Англии реальный шериф или реальный частный сыщик способен без помощи справиться с организованной преступностью, но, возведенный в ранг героя произведения, он как бы утверждает своей деятельностью веру в силу личности. А нам как раз и не хватает порой примеров победы одиночки над преступным коллективом.
Не могло пройти мимо нас и стремление Чейза обвинить женщин в разрушении любого начинания. Похоже на то, что личная жизнь писателя сложилась не очень счастливо, и вину за это он возложил на представительниц слабого пола. Почти во всех своих произведениях он строит сюжет на том, что идеальный герой встречает обольстительницу, жаждет добиться ее взаимности, и, подчиняясь ее прихоти, разрушает свою жизнь, идя на преступление. С другой стороны, чтобы как-то уравновесить неприкрытую женофобию, Джеймс Хедли частенько выбирает в подруги частных своих сыщиков хорошеньких, но простоватых девушек, которые способны обратить внимание мужчины на улику, ускользнувшую от него. Получается, что женщина в романах Чейза двулика, как Янус: то она невинная жертва, то - коварная преступница.
Небезынтересна и такая деталь: частенько сыщик сталкивается с полицией в деле расследования, и всегда начальник (капитан или лейтенант) - антипод главного героя. Он туп, не видит дальше кончика собственного носа и постоянно грозит вышвырнуть детектива-одиночку из подчиненного ему городка или лишить патента на ведение частного сыска. Но, как и следует ожидать, полицейский начальник в финале обычно посрамлен, а благородный герой отказывается от лавров победителя в пользу официальных органов.
Но как бы там ни было, Чейз был и остается признанным мастером интриги, и мы надеемся, что его романы вам понравились.
Н.Каймачникова, А.Хомич. Послесловие переводчиков


На главную
Комментарии
Войти
Регистрация